Сберегая тепло

Картина теплопотерь жилого дома.

«Инвестиции в теплоизоляцию – самый лучший вид инвестиций», – уверен Кристиан Михель, управляющий директор компании URSA в России и странах СНГ

Последние два года в России наблюдается бум строительства заводов по производству тепло- и звукоизоляционных материалов. В гонку включились как западные компании, например Rockwool, Saint-Gobain Isover, Paroc, так и отечественные фирмы – компания «Пеноплэкс», которая строит три завода по выпуску этой продукции.

Недавно о старте строительства завода по производству материалов из экструдированного пенополистирола (XPS) объявила испанская компания URSA, работающая в России с 1995 года. О перспективах развития российского рынка теплоизоляции корреспонденту «Эксперта С-З» рассказывает Кристиан Михель, управляющий директор компании URSA в России и странах СНГ.

И мир спасти, и прибыль получить

– Российский рынок растет быстрее европейских?

– Российский рынок растет на 10-15% в год, но и европейские рынки тоже растут очень быстро. И некоторые, например в странах Восточной Европы, даже быстрее, чем в России. Очень хороший подъем сейчас в Великобритании: не так давно ее правительство издало ряд постановлений, касающихся энергосбережения и теплоизоляции зданий. Как вы понимаете, это более чем благоприятно отразилось на бизнесе производителей и поставщиков теплоизоляционных материалов.

– В России на государственном уровне в лучшем случае только разговоры об энергоэффективности…

– Я привел пример Великобритании, чтобы показать, что при определенных условиях могут расти не только развивающиеся рынки. Безусловно, государственная политика в области энергосбережения, регулирования, стандартизации строительного сектора может оказать влияние на развитие рынка теплоизоляционных материалов, но это не единственный фактор.

– Надо полагать, вы не возлагаете особых надежд на реализацию ряда национальных проектов как на один из стимулов развития вашего бизнеса в России?

– Вообще, мы надеемся, что при реализации национальных проектов в России будет использоваться теплоизоляция. Но определяющий фактор – все-таки запрос рынка. Государственные программы являются некими девизами, отражающими общую ситуацию. В целом для государства очень важно больше внимания уделять проблеме энергоэффективности.
От использования теплоизоляции при строительстве зданий выигрывают абсолютно все – потребители, застройщики, инвесторы и государство, которое должно заботиться о сбережении ресурсов и энергоэффективности

Я недавно прочитал в одном экономическом журнале статью «Семь идей, которые помогут спасти мир». Не стану утверждать, что мы работаем в компании, которая спасает мир, тем не менее в числе семи идей называлась как раз теплоизоляция. И это понятно: сейчас одна из актуальных задач в мире – сбережение ресурсов и защита окружающей среды.

Конечно, затраты на качественную теплоизоляцию достаточно высоки, но они очень быстро окупаются – буквально через несколько месяцев и на 100%. На мой взгляд, инвестиции в теплоизоляцию – самый лучший способ инвестирования.
В равномерности благо

– Представляется, что ваш потребитель в России – человек, разделяющий ваши взгляды на инвестиции. Судя по тому, как у нас строят жилье, объекты коммерческой недвижимости, не думаю, что таких людей много…

– Я не сказал бы, что российский рынок не осознает выгодность использования теплоизоляции, отставая в этом от европейского. На самом деле даже в западноевропейских странах многим необходимо принять саму идею эффективности теплоизоляции. В этом плане инициатива правительства Великобритании – пример для подражания. И в Европе, и в России потенциальных потребителей нужно еще обучать и обучать.

В России зачастую все сводится к элементарному дефициту бюджета проекта. Даже понимая, что инвестиции в теплоизоляцию окупятся через несколько месяцев, что экономия на качественной теплоизоляции впоследствии приведет к гораздо большим затратам, многие наши потенциальные клиенты отказываются вкладывать в нее, потому что в данный момент денег на это нет.

Тем не менее российский рынок растет, как я уже говорил, и в ближайшие три-пять лет будет расти на 8-15% в год. В настоящее время не наблюдается причин для снижения темпов роста. А спрос на российском рынке теплоизоляционных материалов очень высокий.

– Очень высокий спрос – это какой?

– Цифр называть не буду, потому что любые цифры при оценках рыночной конъюнктуры субъективны и крайне приблизительны. Скажу так: в прошлом году наблюдался огромный дефицит в сегменте XPS, поскольку не хватало производственных мощностей. В этом году ситуация резко изменилась, потому что несколько компаний ввели в строй производственные мощности и объем предложения вырос. Но я считаю, что спрос на XPS все равно будет расти и покрываться по мере введения в строй новых мощностей.

– После запуска завода по производству XPS вы, судя по всему, закроете потребности рынка Центрального округа, Москвы и Петербурга. Рынки каких регионов вы считаете перспективными?

– Если вы про строительство новых заводов URSA в России, то пока никаких конкретных планов по выдвижению в другие регионы у нас нет. Сначала надо завершить строительство завода XPS в Серпухове, оценить перспективы бизнеса. Конечно, если будет большой спрос, представится возможность построить завод и в других регионах России, например на Урале, на Волге или в Сибири. С учетом общей рыночной ситуации мы также будем придавать большее значение присутствию на рынке Сибири.

– Не хотите раскрывать потенциальные точки роста российского рынка?

– Все намного проще! В России рост рынка теплоизоляционных материалов с точки зрения географии достаточно равномерный: рост наблюдается и в Сибири, и на Волге, и на Урале, и на Юге, и в Москве, и в Петербурге. И это очень хорошая тенденция. Потому что если бы вперед стремительно вырвался какой-нибудь регион, все производители устремились бы в него. А так – одни производители строят в Сибири и на Урале, мы – в Москве, кто-то – на Юге.

Цифры – не главное

– Как изменились позиции URSA на российском рынке в связи с активизацией деятельности ваших конкурентов?

– Вообще, доля рынка зависит от того, кто вводит в строй новые производственные мощности. Конкуренты построили новый завод или запустили новую линию – и забрали какую-то часть нашей доли рынка. Мы построили завод, запустили линию – и вернули ее. Наша стратегическая задача – постараться сохранить постоянную долю. Точных оценок, как я уже говорил, нет и быть не может, но мы считаем, что удерживаем 30-процентную долю рынка на протяжении всех лет работы в России. На растущем рынке гораздо легче удерживать долю, чем на стабильном.

– Вы не стремитесь увеличить долю?

– Безусловно, если у нас появится возможность увеличить долю, мы с радостью это сделаем. Но это не самоцель: мы не зациклены на цифрах, на агрессивном завоевании, приращении доли. Мы больше нацелены на качественное обслуживание потребителей. Если мы увидим, что есть возможность, то представим на рынке новый продукт, пусть со сравнительно низким объемом продаж. Если увидим, что выгоднее что-то уступить, – уступим. Нужно очень гибко менять стратегию. Возьмите, к примеру, то же стекловолокно. Спрос на него стабильно растет, но как только строится крупный завод, объем предложения сразу изменяется.

Российский рынок от других отличается тем, что здесь очень высокая инвестиционная активность и стремительное развитие производства. То одна, то другая компания строит новый завод. Для Европы максимум – открытие новой производственной линии, а это приводит лишь к незначительным изменениям на рынке. Поэтому на стабильном европейском рынке уже можно что-то угадывать, прогнозировать, а в России нужно реагировать более гибко.

– Что вы вкладываете в понятие «качественное обслуживание клиентов»?

– Точное понимание потребностей клиентов и удовлетворение этих конкретных потребностей. Мы разрабатываем новые виды продукции для специфического применения. Например, изоляцию для внутренних стен, плоских или скатных крыш, фасадов. Специальный продукт для фасадов наша компания выпустила первой на рынке.

– Из-за желания максимально удовлетворять потребности клиентов производственное предприятие URSA в России стало маркетингово ориентированной компанией?

– Да. Сначала мы рассматривали себя как производственную компанию. Психология примерно такая: у нас есть завод, мы что-то производим – давайте поищем, где бы это продать. Теперь мы смотрим на свой бизнес в России с точки зрения клиента. У клиента есть какая-то потребность, и мы говорим: давайте посмотрим, можем ли мы эту потребность удовлетворить. Если необходимо, разрабатываем, как я уже говорил, новые продукты под конкретное применение. В этом наше конкурентное преимущество.

Еще один важный момент – всем клиентам мы предоставляем техническую поддержку. Наши технические специалисты есть по всей России, во многих регионах работают учебные центры, где сотрудники URSA консультируют, как правильно применять наши продукты. Отстроена также система логистики: во всех регионах есть наши склады, соответственно, мы имеем возможность быстрее доставлять товар клиентам.

По всей цепочке, начиная от производства товара и доставки его клиенту, мы стараемся быть внимательными ко всем мелочам. Соблюдение этих базовых принципов и выделяет нас. Конечно, это вам не самолет или ракету построить. Это достаточно простая вещь, которую нужно делать изо дня в день, но очень внимательно.

– Эта простая вещь в России нередко оказывается трудновыполнимой…

– Я не говорю, что мы достигли совершенства, и, разумеется, мы еще далеко не образец. Смысл в том, что мы стараемся постоянно улучшать свою работу. Идеи, которые для этого применяются, потом могут показаться очевидными и абсолютно простыми. Взять, например, тот же подход к разработке продукции. Это сейчас мы смотрим на это с точки зрения клиента. Но ведь раньше все строили заводы и пытались продать то, что у них есть. И тогда это было очевидным.

– Чем бизнес URSA в России отличается от бизнеса компании в других странах?

– Фундаментальных отличий нет. Во всех странах мы работаем с конечным потребителем и через сеть дистрибуторов. Отличия – в самих продуктах. Понятно, что, допустим, в Испании мы продаем теплоизоляцию, которая помогает эффективнее кондиционировать здания, в России – наоборот, сохранять тепло. Различаются и каналы продаж. Во Франции, например, очень развиты крупноформатные гипермаркеты DIY (do-it-yourself), такие как OBI, например. В России пока их мало, хотя они очень быстро развиваются. А так в основе все то же самое.

Надежда Брешковская
«Эксперт Северо-Запад» №18 (320)
14 май 2007
expert.ru/northwest/2007/18/mihel/